"Инофорум: слушаем мир, отвечаем миру"
©StatisRF
ИноФорум

27 Июля 2016

Велемский: В Польше очень сильная иррациональная фобия по отношению к России

Велемский: В Польше очень сильная иррациональная фобия по отношению к России

Недавние примерно трехчасовые переговоры в рамках совета Россия-НАТО по-прежнему являются темой анализа и комментариев в мировых СМИ. России приписываются различного рода негативные стереотипы и предрассудки, которые приводят к тому, что она рассматривается как враг от природы, как враг неизбежный, а не как партнер на международной арене.

Специально для радиостанции Спутник свое мнение представил польский политолог, профессор Адам Велемский.

— От состоявшегося в среду совета Россия-НАТО не ожидалось чего-либо переломного. Но, по словам Йенса Столтенберга, который подчеркнул, что „стороны остались при своих оценках”, и что „есть глубокие разногласия и расхождения во взглядах” возникает вопрос: Разве это так уж плохо?

— Вопрос был сформулирован достаточно трудным образом: так ли это плохо? Я бы сказал, что действительно есть очень большая разница во мнениях касающихся главных вопросов центральной и восточной Европы, но на саммите НАТО не произошло ничего особенного, чтобы можно было говорить об ухудшении этих отношений. Они довольно холодные, но такие они на самом деле были уже с момента Майдана в Киеве.

— Из заявлений польских политиков по поводу заседания совета Россия-НАТО следует, что в их сознании прочно укоренился образ России как угрозы. Зато Франция, Германия, Италия или Греция менее категоричны. Или поляки близорукие, или другие наивные?

— Я думаю, что это, прежде всего вопрос некоторых социологических и исторических экспериментов. В Польше после 89 года правят элиты, происходящие из Солидарности, которые имеют очень сильную комбатантскую традицию. Это традиция антикоммунистическая, в которой коммунизм ассоциируется с Россией, и собственно говоря не различает Россию и коммунизм. Поэтому эти элиты, управляя, переносят свой юношеский опыт на современную эпоху, и видят российские угрозы буквально везде. Другое дело элиты западных государств. Они не имели коммунистического опыта и смотрят на эти вопросы, я не побоюсь сказать, более политически рационально, а не эмоционально. Правда в том, что немцы, французы или итальянцы ведут с Россией бизнес с коммерческим характером, имеют различного рода политические структуры и рассматривают Россию как нормального партнера в международных отношениях. К сожалению, в Польше Россия не рассматривается как нормальный партнер на международной арене. Очень сильна иррациональная фобия, имеющая, конечно, свои исторические обусловленности, но в данный момент это фобия, которая препятствует здравому взгляду на совокупность международных отношений.

— Каково, стало быть, будущее совета Россия-НАТО? Есть ли какие-то точки соприкосновения?

— Да, думаю, что такие точки соприкосновения будут постепенно появляться, потому, что самой важной тнмой сотрудничества является борьба с исламским терроризмом. Впрочем, реакция российских СМИ и политиков на сегодняшний утренний теракт в Ницце очень характерная. Думаю, что с развитием этого терроризма, а его сила будет скорее нарастать, западные государства, в конце концов, придут к убеждению, что российская политика, например в Сирии, это правильная политика. Я не говорю о Соединенных Штатах, но о западноевропейских странах. Эти точки соглашения будут безусловно повышаться. Я помню, что еще пару лет назад Чеченцы пользовались в Западной Европе большим уважением и с большим восторгом рассматривалась их деятельность и война, ведущаяся против России. Сегодня Франция знает, что это исламские террористы и смотрит на такие вопросы совсем по-другому. За исключением европейских проблем, в частности, Восточной Европы, Украины, я думаю, что эти отношения будут более или менее прагматичными.

— Могут ли повлиять на будущее совета Россия-НАТО результаты выборов в США?

Некоторые политологи выражают мнение, что победа Хиллари Клинтон, как представительницы „политического реализма” была бы хорошим результатом, а победа Трампа будет означать пессимистические перспективы. — Скажу честно, что я выражаю в данном вопросе противоположное мнение. Я считаю, что Хиллари Клинтон будет продолжать ту политику Соединенных Штатов, которую мы имели в прошлые времена, которая означает программу американо-российского противостояния, особенно в таких вопросах, как Украина. В то время, когда именно Дональда Трампа оцениваю как политика — правда немного непредсказуемого — различные высказывания которого свидетельствуют о том, что он хотел бы каким-то образом договориться, чтобы стабилизировать и снизить их температуру.

— Можно ли вообще строить отношения с Россией на сформулированном Йенсом Столтенбергом принципе „устрашения и диалога”?

— То есть принцип кнута и пряника? Я скажу так: конечно, так можно строить отношения. Так могут действовать все страны в отношениях между собой, и это не способствует тому, чтобы они были искренние, честные. Не знаю, является ли это хорошей идеей. Следует задать себе вопрос: действительно ли нет другой возможности договориться большим игрокам на международной арене, таким как США, Франция, Германия и Россия? В моем понимании между странами Западной Европы и Россией не существует вопросов, которых нельзя решить.

— Очень категорично звучат высказывания сенатора ГП Богдана Клиха. Россия, по его мнению, должна изменить свою провокационную политику, а если нет, то не следует созывать заседания совета и незачем „приглашать Путина в салоны”. Что на это скажет пан профессор?

— Это как раз один из тех элементов фобий, которыми руководствуются польские постсолидарностные элиты.

Не знаю, как ответственный политик средней страны и имеющей достаточно большие запросы может говорить, что не хочет вести диалог с державой, с которой Польша граничит. Это политика для меня совершенно непонятна.

Основной проблемой польского политического класса выросшего из Солидарности, повторяю это еще раз, является тот факт, что он не может относиться к России как к нормальному игроку на международной арене. России приписывают различного рода негативные стереотипы и предрассудки, которые приводят к тому, что она рассматривается как враг от природы, как враг неизбежный, а не как партнер на международной арене. Враг является врагом всегда. Партнер имеет это для себя, один раз отношения с ним дружелюбны, другой враждебны. Иногда имеем с ним общие интересы, иногда эти интересы противоположны.

Я считаю безответственным воззрение и позицию, которая предполагает враждебность как необходимость в отношениях между двумя странами. Такая ситуация может произойти тогда, когда одна из них угрожает целостности другой, хочет занять какой-то фрагмент её территории, силой пытается изменить власть на территории этой страны. Но ничего такого в польско-российских отношениях не происходит. Если предполагается, что другое государство является врагом, то значит, что эти государства не в состоянии решать проблемы, не могут разговаривать друг с другом, и они обречены на состояние конфронтации. Это для Польши настолько невыгодно, что Польша, безусловно, является в этом случае страной в военном и политическом плане слабой.
Беседовала Гражина Гарбощ

Из: http://pl.sputniknews.com

Оригинал: http://konserwatyzm.pl/artykul/22314/wielomski-w-polsce-jest-bardzo-silna-irracjonalna-fobia-wobec-rosji/

Переводчик: Pepela
Обсудить на форуме: http://inoforum.ru/forum/messages/forum8/topic606/message71235/?result=new#message71235
Короткая ссылка на новость: http://inoforum.ru/~Zcvfv



Комментарии:
(Вы должны быть авторизованы для написания комментариев)