"Инофорум: слушаем мир, отвечаем миру"
©StatisRF
ИноФорум

14 Июня 2011

США вдыхают жизнь в новую холодную войну

Мнения классического греческого драматурга Эсхила и британского поэта-романтика Перси Биши Шелли относительно обстоятельств освобождения титана Прометея могли различаться: последовало ли примирение с Зевсом, как считали классики, или возмущение, как настаивали романтики. В любом случае, Прометей был «освобождён».

 

Точные обстоятельства конца игры в Ираке и Афганистане останутся спорными, но определённо, что в итоге — США, привязанные к горе, как Прометей, ежедневно наказываемый орлом Зевса и испытывавший огромные страдания, «освободятся» для нормальной жизни.

Момент истины для Прометея наступил тогда, когда Геркулес явился его освободить; он был так рад свободе «давно желанной, И столь отсроченной», что обещал своей любимой, что они «сядут и поговорят о времени и переменах/ Мир угасал и вновь стремился к изобилию, лишь мы не меняемся».

 

И США восстанавливаются «неизменными». Налицо шквал активности, словно в компенсацию потерянного времени: «односторонняя» военная интервенция в Ливию, размещение эскадрильи «F-16» в Польше, размещение военной базы в Румынии, возрождение планов эры Джорджа Буша по системе ПРО в Центральной Европе, оживление entente cordiale (партнёрских отношений) с новыми европейцами, угроза «гуманитарной интервенции» в Сирию, возобновление переговоров о военных действиях против Ирана, давление с целью долговременного военного присутствия в Ираке и Афганистане, расширение экспансии НАТО в Центральную Азию, нарушение суверенитета и территориальной целостности Пакистана, угрозы «смены режима» в Шри-Ланке, и в прошлые выходные — заявление о размещении лёгких боевых кораблей в Сингапуре.

И всё это в течение 100 дней. Почти неизбежно возрождение и большой игры на Каспии. После необъяснимого периода затишья, начавшегося с момента ухода Буша с поста президента в начале 2009 г., на арену вернулся специальный представитель США по евроазиатской энергии Ричард Морнингстар.

 

Если на прошлой неделе его свидетельство на слушаниях в Комитете по иностранным делам Палаты представителей США несло одно-единственное послание, то оно заключалось в следующем: евроазиатская энергетическая стратегия США осталась «неизменной» по сути, а именно — бросить вызов российскому потенциалу использования Россией огромных резервов экспортёра энергии, чтобы воскреснуть великой державой на мировой сцене.

Внешняя риторика холодной войны

 

Геополитическая программа евроазиатской энергетической стратегии США была озвучена (с характерной туповатостью) на тех же слушаниях в Конгрессе известным экспертом по России Ариэлем Коэном. Может, и не было ничего поразительно нового в тезисах Коэна о российской «экспансионистской программе» в энергетической политике, но, тем не менее, их стоит повторить ещё раз, поскольку они обеспечивают фон заявлениям Морнингстара. Тот был ограничен нормами дипломатического протокола и воздержался от прямой критики России, поскольку администрация Обамы занята в данный момент «перезагрузкой»:

 

1. Кремль рассматривает энергию в качестве инструмента проведения агрессивной внешней политики.

2. Уровень зависимости Европы от России в энергетике неприемлемо высок.

3. Россия пытается вытеснить США с энергетических рынков Центральной Азии и Каспия.

4. Россия использует энергию для привлечения Индии, Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки.

5. Россия принуждает соседние страны вести экспорт энергоносителей по её трубопроводам.

6. Отсутствие «правовых норм» не даёт западным компаниям войти в российский энергетический сектор.

7. Россия остаётся безразличной к развитию энергетических связей с США.

 

Коэн достаточно открыто говорил о геополитике. Первое его положение — европейский спрос на энергию, скорее всего, будет расти и может привести к большей зависимости от России, что подразумевает серьёзный вклад в связи Москвы с Европой.

 

Дело в том, что США осознают: Москва будет использовать растущие энергосвязи для установления стабильных отношений со странами Западной Европы, а это может ослабить дух евроатлантизма и шаг за шагом ослаблять трансатлантическое лидерство США.

 

Второе. Германия приняла стратегическое решение об отказе от ядерной энергии, вместо этого увеличив импорт энергии из России. С точки зрения США, у постоянно растущих русско-немецких связей есть не только исторический резонанс большого значения для всей европейской безопасности, но они могут существенно ослабить европейское единство и поддержку НАТО, которым США орудуют, как основным инструментом в проведении своей глобальной стратегии.

Третье, Россия стремится выйти из роли энергетического экспортёра Европы и участвовать в континентальной системе распределения энергии и её перепродаже. Европа может встать «перед лицом сложного выбора между ценой и стабильностью энергопоставок — и поддержкой США по ключевым вопросам».

 

И, наоборот, Коэн предчувствует: «По мере роста цены на нефть, вполне можно ожидать возвращения российской наглости». Что это такое — «наглость»? В терминах геополитики это значит более напористую Россию в мире. Коэн не раз упомянул Индию в качестве неприятной перспективы для США.


Меловые круги в Южной Азии

 

По сути, страны подобные Индии, где США надеются укрепиться в качестве стратегического партнёра, могут выбрать автономию или «неприсоединение», если Россия добьётся успеха в развитии сильных энергетических связей с ними. По отношению к Индии, в частности, последствия — далеко идущие, поскольку азиатско-тихоокеанская стратегия США и её сдерживающая политика в отношении Китая станет серьёзно ослаблена, если Нью-Дели устранится.

 

Интересно, что в этом контексте Коэн упомянул Ливию. Он заявил, что Россия «искала возможности вновь включиться в столетний баланс сил на Ближнем Востоке», и Сирия — как Индия в азиатско-тихоокеанском регионе — служит опорой, потому Москва » и восстанавливает морские базы в Тартусе и Ладакии и, как в случае с Индией, «снабжает современным оружием».

Четвёртое. Россия поддерживает ШОС в качестве привилегированного заповедника, куда не допускаются США, особенно — в его разрастающийся энергоклуб. ШОС включает Китай, Казахстан, Киргизию, Россию, Таджикистан и Узбекистан.

 

США приходят в ярость из-за того, что ШОС готовится признать Индию и Пакистан полноправными членами, а Афганистан — наблюдателем. До сих пор США делали ставку на ограничение Россией и Китаем членства в ШОС, на которое претендуют Пакистан и Индия, но пересмотр этого положения в Москве и Пекине встревожил Вашингтон.

Москва обходит США, быстро выстраивая отношения с Пакистаном. Решающим направлением в этих стремительно растущих связях становится энергетическое. Москва начала с Пакистаном обсуждение механизма партнёрства в проекте трубопровода ТАПИ (Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия).

 

Государства восстанавливают воздушное сообщение, в течение года они провели две встречи на уровне саммита, стали тесно сотрудничать по стабилизации Афганистана (что является частью реализации ТАПИ). Между прочим, российский специальный представитель по Афганистану Замир Кабулов (отличный выбор Кремля для Афганистана) на прошлой неделе посетил Исламабад для углублённых консультаций.


Суть российского подхода — расширение пакистанской стратегической автономии до возможности противостояния нападкам Вашингтона. И Москва ценит пылкий отклик Пакистана. Как писал в Москве на прошлой неделе видный эксперт по Южной Азии Андрей Володин: «Визит пакистанского президента Азифа Зардари в Москву показал, что Пакистан активно перестраивает свои внешние экономические связи и внешнюю политику. Такую позицию приветствует и основной неизменный союзник Пакистана — Китай, проводящий политику "мягкого сдерживания" Америки в Азии, в том числе — в Пакистане».

 

Больше никаких туркменских трубопроводов

 

Таким образом, российско-китайская инициатива введения Пакистана и Индии в полноправные члены ШОС несёт в себе перспективу сокрушительного удара по стратегии США «внедрения» в Азию. Обеспечение регионального энергетического контроля над туркменскими энергоресурсами придаёт этой схеме глубину.

Дело в том, что до сих пор США одобряли ТАПИ, но их реальные интересы лежали в так называемом Южном Коридоре транспортировки туркменской нефти в Западную Европу для сведения к нулю российского доминирования на европейском рынке.

 

Одним выстрелом Россия убивает двух зайцев. Направляя туркменский газ ненасытным обжорам Южной Азии, (Индия потенциально один из двух или трёх основных потребителей энергии в грядущие десятилетия) Москва, с одной стороны, подрезает евро-азиатскую энергетическую стратегию США в вопросе поставок газа в Европу, и в тоже самое время, не противостоя туркменскому газу, удерживает своё положение на европейском энергетическом рынке.

 

У самого большого вопроса ТАПИ есть два аспекта. Во-первых, сомнения в отношении туркменских энергетических запасов. Однако, подтверждение на прошлой неделе британского аудитора Гаффни из «Клайн и партнёры» о том, что Туркмения сидит на втором в мире по величине газовом месторождении Южный Иолатан полностью меняет сценарий. (Афганский президент Хамид Карзай помчался в Ашхабад, как только услышал такую новость). Огромное месторождение Южный Иолатан занимает 3 500 кв. километров — больше площади Люксембурга — и, по словам исполнительного директора британской аудиторской компании, «месторождение Южный Иолатан такое большое, что там можно вести несколько разработок одновременно».


Короче говоря, Туркмения доказала возможность соответствовать энергетическому спросу Китая, Индии и Пакистана на многие десятилетия вперёд, и ещё останется излишек для поставок в Россию. Перспективы для США шокирующие, если так называемый «энергоклуб ШОС» — идея 2005 года тогдашнего президента России Владимира Путина, чуть опередившая своё время — наконец станет приносить свои плоды.

 

Твёрдая дипломатия России и Китая в отношении Пакистана ради стимулирования сдвига парадигмы афганской политики, растущее нетерпение США из-за «упорства» Пакистана, желание ШОС включиться в процесс стабилизации в Афганистане, настойчивость США в установлении прямых контактах с Талибаном вместо «возглавляемого афганцами» мирного процесса, стремление Вашингтона установить долговременное военное присутствие в Афганистане, российское и китайское нетерпение ввести Индию и Пакистан в члены ШОС, инициативы США по партнёрству с Индией, которые на прошлой неделе секретарь по обороне Роберт Гейтс на региональном собрании министров обороны (включая Китай, Россию и Индию) в Сингапуре назвал в своей речи «необходимым столпом стабильности в Южной Азии и за её пределами», подтверждение Гейтсом приверженности США «твёрдому» и «растущему» военному присутствию в Азии, особенно в Малаккских проливах — всё это крайне важный «энергетический аспект».


Коэн — эксперт по России, но он не раз в своих утверждениях упомянул Центральную Азию и явно дал понять конгрессменам США, что Россия пытается «вытолкнуть США из Центральной Азии и успешно ограничивает их участие в новых каспийских энергетических проектах, не выпуская их из ведения энергоклуба ШОС».

 

Сдерживая энергетическую сверхдержаву

 

В своих заявлениях Конгрессу посол Морнингстар придерживался дипломатического этикета и мягко отошёл от геополитики, сделав упор на детальном представлении евро-азиатской энергетической стратегии США, которую он определил, как смесь из продолжения эры Джорджа Буша с дополнительными новыми реалиями.

Принципиальные направления стратегии США можно определить в следующих положениях:

 

1. Стремление США быть глубоко вовлечёнными в европейскую энергетическую безопасность никогда не подвергались сомнениям, поскольку «Европа — наш партнёр по многим глобальным вопросам от Афганистана до Ливии и Ближнего Востока, от прав человека до свободы торговли».

 

2. США будут работать ради европейского «многообразия энергопоставок»: источников энергии и маршрутов транспортировки, равно как и видов энергии». Это означает «много поставщиков, много маршрутов транспортировки и много потребителей наряду с концентрацией усилий на альтернативных, возобновляемых и других чистых технологиях, как средстве увеличения энергетической эффективности». (США входит на европейский рынок в качестве главного экспортёра сланцевого газа, соперничающего с природным газом России).

3. Цель США — воодушевить Европу на разработку «сбалансированной и многообразной энергетической стратегии при многообразии источников энергии и разнообразии маршрутов доставки на рынок». (Читай — снижение зависимости от России, обеспечивающей треть европейского спроса на данный момент).

 

4. США будут содействовать и помогать центрально-азиатским странам и странам каспийского региона «найти новые пути на рынок». (Читай — обход территории России и российских трубопроводов.)

 

5. США будут подталкивать приватизацию энергетического сектора, и в пределах своих возможностей «создавать политическиеструктуры» на пост-советском пространстве, внутри которых «могут процветать проекты бизнеса и коммерции».

 

6. Приверженность администрации Обамы так называемому Южному коридору поставок природного газа в Европу с Каспия через Турцию и «потенциально другим источникам за пределами европейского юго-востока». Продвижение трёх различных европейских трубопроводов: Набукко, ИТГИ (транс-адриатический) и ТПА (Белый поток) — США «убеждены, что коммерческая ценность Южного коридора будет подтверждена. Решения о необходимых вложениях, вероятно, появятся к концу года».

 

7. Вашингтон уделяет особое внимание продвижению Туркмении (через Южный коридор) на роль основного поставщика газа в Европу.

 

8. США будут склонны интегрировать Балтийские государства в европейский энергетический рынок, чтобы те не остались восприимчивы к российским поставкам и/или политическому давлению.

 

9. США бросят вызов усилиям России стать монополистом в украинском энергетическом секторе.

 

10. Европа должна развивать единый рынок энергии, чтобы такие двусторонние отношения, как между Германией и Россией, или Италией и Россией, или Францией и Россией не возникали.

 

11. Европа должна сфокусироваться на развитии сланцевого газа, который может стать заменой российскому.

 

12. Европа должна взять на себя инициативу «установления и распределения функций энергетических компаний», чтобы застопорить усилия российского гиганта Газпром проникнуть вслед за потоком.

 

Это сердце Евразии, болван

 

Евроазиатская стратегия США почти целиком направлена на «ограничение» исключительной роли России как европейского поставщика энергии и её огромного влияния на обладающие энергоисточниками страны Центральной Азии и Каспийского региона. Коэн говорил о будущей роли НАТО — хранителя безопасности не-российских трубопроводов, но неудивительно, что Морнингстар не упомянул об этой сомнительной идее, впервые высказанной администрацией Буша. Самый большой интерес представляет то, что Морнингстар ни словом не упомянул об осуществимости поставок энергии из Туркмении или стран центрально-азиатского региона в Южную Азию, хотя посетившие Дели дипломаты США неизменно проявляли живой интерес к ТАПИ. Выясняется, что США на сто процентов заинтересованы в европейской безопасности, т.е. — в разных путях осуществления поставок из каспийского, центрально-азиатского и ближневосточного регионов, а о ТАПИ всего лишь говорят.

 

Очевидно, что саммит ШОС, который по расписанию должен пройти в Казахстане на следующей неделе, становится исторической возможностью в сфере энергетической геополитики. Слушания в Конгрессе США на прошлой неделе прошли вовремя. США почувствовали сдвиг парадигмы в динамике азиатской власти. Ставки сделаны против США, поскольку Россия и Китай пересматривают свою южно-азиатскую политику, направляя её на гармонизацию связей с Пакистаном и Индией под зонтиком ШОС.

Ведущий китайский эксперт, директор Института международных исследований при университете Синьхуа Янь Суэтунь на недавнем семинаре в Институте азиатско-тихоокеанских отношений — ветви китайской Академии социальных наук утверждал: «Если мы сможем установить отношения с соседними странами так, как мы это сделали с членами ШОС, то мы продвинемся далеко и быстро. Организация ШОС в 1990 г. была широко признана одним из самых успешных действий Китая. Целью образования ШОС было — бросить вызов стратегическим намерениям Америки продления её военного присутствия в Центральной Азии.

 

Этот шаг нейтрализовал стремление Америки сделать Центральную Азию сферой своего военного влияния. При наличии ШОС китайские связи со странами региона значительно улучшились. Для установления отношений в стиле ШОС с близлежащими государствами Китай должен... установить устойчивые стратегические международные отношения с ними. Иначе для Китая станет невозможным иметь всё улучшающиеся отношения ни с кем, кроме Америки.

В самом деле, конец игры в Афганистане поспособствует развитию различных направлений геополитики Евразии, Центральной Азии и Южной, но срочные или отложенные, видимые или скрытые — все они начинают сближаться. А в фокусе — Евразия.

 

В самом деле, великий английский географ и эксперт-дипломат, считавшийся одним из основателей тайной геополитики и геостратегии, сэр Хэлфорд Джон Макиндер (1861—1947 гг.) основал свою знаменитую теорию «Сердца мира» на постулате: Европа остаётся сердцем международной политики. Любопытно, что когда печень Прометея ежедневно пожирал орёл Зевса (и только ради регенерации её за ночь), он был прикован цепью к горе Кавказа.


Посол М.К. Бхадракумар был дипломатом индийского министерства внешних отношений. Его назначения включали Советский Союз, Южную Корею, Шри-Ланку, Германию, Афганистан, Пакистан, Узбекистан, Кувейт и Турцию.

Источник(строка):  Asia Times online
Короткая ссылка на новость: http://inoforum.ru/~DElgZ



Комментарии:
(Вы должны быть авторизованы для написания комментариев)