"Инофорум: слушаем мир, отвечаем миру"
©StatisRF
ИноФорум

26 Ноября 2015

Польша на окраине Европы

Польша на окраине Европы

Польша

проф. Анна Ражны


Польша на окраине Европы

11 ноября 2015 | Публицистика

Сми даже не стоит упоминать, потому что с 1989 года специализируются на пропаганде американской глобализации, выложенной Збигневом Бжезинским в Великой шахматной доске. Идея этой глобализации, означающая полный контроль мира через его милитаризацию, была принята в Польше в качестве догмы.

Многим полякам казалось и кажется по-прежнему, что смена на посту президента Польши и победа ПиС на парламентских выборах будут содействовать входу Польши в европейскую элиту, решающую судьбы Европы, по крайней мере, в ее центральной и восточной части. Поэтому стоит помнить, что такие стремления демонстрировали все бывшие президенты III РП и все предыдущие правительства. Новый президент и победившая партия только заверили еще раз поляков, что мечтают о величии их родины. Оказалось, что прометеистские грезы это грезы о междуморье, или о сообществе с ненавидящей поляков Литвой, чуждой культурно Эстонией и Латвией, отсутствующей в нашей политике Белоруссией, бандеровской Украиной, скептичными чехами, брошенными Польшей венграми – самостоятельно защищающими христианскую Европу от исламских захватчиков.

Реальность доказывает, что такие грезы о могуществе являются хорошим мотивом для лирической поэзии, как это показал Леопольд Стафф в томике стихов под таким же названием. В политике же грезы и мечтания, как и все утопии, ведут на ложный путь - врага эффективности, который определяет реальное и рациональное, а также субъективное мышление. А этого последнего нет в ментальности польского политического класса. СМИ не стоит даже упоминать, потому что с 1989 года они специализируются на пропаганде американской глобализации, изложенной Збигневом Бжезинским в Большой шахматной доске. Идея этой глобализации, означающей полный контроль мира через его милитаризацию, была принята в Польше в качестве догмы. Несмотря на то, что она является в корне утопической, последовательно реализуется правителями нашей страны с 1989 года расстановкой политических сил.

Именно она - вместе с польскими грезами и мриями - определяет ментальность людей такого рода и проводимую ими периферийную политикю. Более того, сама Польша находится не только на геополитической, но и интеллектуальной периферии Европы. С 1989 года не появилась ни одна концепция польской геополитики, ни одна польская политическая доктрина, которая взялась бы за будущее Европы и Польши в Европе. Все, что только появляется в сфере политики, имеет американскую окраску. Подавляющее большинство политических исследований докторов наук и кандидатов является преобразованным американским продуктом с доклеенным польским сертификатом политической корректности. Это подтверждает, что в польской науке ничего не меняется, и, хотя кончается насилие pax amricana, невооруженным глазом видно, что США теряют контроль над глобализованным миром и не успевают его приватизировать для отдельных корпораций, банков и мультимиардеров, по-прежнему появляются новые поколения отамериканизированных адептов социальных наук - неспособных к самостоятельному мышлению, не принимающих в основе научной работы горацианские правила: sapere aude (дерзай знать). Небольшое количество независимых, добросовестных ученых - политологов и историков - известных читателям Консерватизма, не в состоянии спасти честь остальных, которые не только дрейфуют на периферии науки, но, вдобавок усиливают на ней польскую политику с новым президентом и новым правительством во главе.

С точки зрения геополитической стратегии переферия всегда была самым небезопасным местом, потому что была обречена на роль фронта в случае столкновения с противостоящим блоком, к чему стремится падающий гегемон. Однако для правящего уклада результаты периферийной политики не важны. Принимается во внимание идея междуморья, которая идеально вписывается в концепцию глобального гегемона, равно в изложении Бжезинского - продвигающего стратегию окружения России - так и Пола Вулфовица - предлагающего стратегию перманентной войны.

Американское лобби в Польше услужливо модифицирует идею междуморья в зависимости от текущих потребностей администрации Белого Дома. То включает в нее Грузию, для которой рискует войной с Россией - что, например, делал Лех Качиньский - то ставит ее в скобки и снова толкает нас на конфликт с Москвой, выдвигая на первый план Украину - где поддерживает переворот и гражданскую войну - или выдвигает Румынию, как это сделал Анджей Дуда, который организовал мини-саммит НАТО в Бухаресте для подготовки антироссийского фронта в Центрально-Восточной Европе. В концепции междуморья и нашего прометеизма не идет речь о том, чтобы Польша была лидером широко понимаемого развития этого региона, поскольку не принимает в расчет ни его, ни наши интересы. Речь в ней идет о том, чтобы государства междуморья ослабили Россию и, в конечном счете, атаковали ее через структуры НАТО.

Такова собственно стратегия американской глобализации и перманентной войны, которую остановила Москва, не допустив появления очередной американской базы - на этот раз в Крыму, у границ России - и начав эффективную борьбу с ИГИЛ и защиту законного президента Сирии. Стоит отметить, что встреча в Бухаресте под эгидой польского президента совпала с важной для американской стратегии войны удачей, которой было проведение в октябре текущего года США и восемью странами НАТО первого испытания американской системы про в Европе. После этого испытания ожидается запуск антиракетного щита в Румынии, а затем в Польше.

На такое направление политики Вашингтона - глобальной войны - указал Владимир Путин на последнем заседании Валдайского Клуба в Сочи, напомнив, что щит должен был обеспечить защиту от ядерной угрозы со стороны Ирана. Между тем, подписание недавно с Тегераном ядерного соглашения сделало его размещение в Польше и Румынии необоснованным. Первый тест обнажил исключительно - как это подчеркнул российский президент - не только фальшь американской политики, но также ненадежность ее представителей за столом переговоров. Как историческую необходимость Путин противопоставил США стратегию мира, в рамках которой Россия присоединилась к действиям на Ближнем Востоке.

Антироссийское наступление Польши под предводительством Анджея Дуды как инициатора мини-саммита в Бухаресте помещает Польшу в зоне американской стратегии войны не только на фронте, но и встраивает в роли политрука, принуждающего членов НАТО к милитаризации их бюджетов и взвинчиванию рассходов на натовские вооружения в размере не менее 2 процентов государственных бюджетов.

Поэтому польский президент позаботился, чтобы в итоговой декларации бухарестского саммита напомнить членам Альянса, что не все пошли по примеру Польши - которая тратит на наступательное вооружение уже в ближайший год миллиарды злотых - и еще не смилитализировали свои бюджеты. Это провоенное наступление Польши не только безнравственно, и идет вразрез с христианскими ценностями, которым якобы следует действующий президент Польши, но также лишено рациональных основ не только в геополитическом измерении, но и в финансовом.

Ирония заключается в том, что Польша, одна из беднейших стран ЕС - так же как и Румыния – не хочет нести политические и финансовые издержки американской войны с Россией, или скорее - в духе прометеистского мессианства - умирать за американские и наднациональные корпорации и концерны. Еще большей иронией является тот факт, что миллиарды из польского бюджета - в ситуации катастрофического долга нашей страны и столь же катастрофических последствий его погашения - не означают построение территориальной обороны Польши, так как они должны быть предназначены - в соответствии с директивами США - для наступления НАТО. И это стало данью американской стратегии перманентной войны и польской внешней политики.

Меняются в Польше президенты и правительства, происходит смена власти, но проамериканская система сохраняется, так как вера составляющих ее людей в исключительность Соединенных Штатов и их право принимать решения о судьбах мира не гаснет. Аксиомой является тот факт, что партии одинаково проамериканские, пронатовские – в последнее время также пробандеровские – в результате антироссийские.

Самое большее отличаются риторикой, оправдывая например „необходимость” довооружения Украины в борьбе с российской „агрессией” или размещения на нашей территории антиракетного щита и укрепления восточного фланга НАТО. К сожалению, в результате массированной антироссийской пропаганды уже не для всех является общеизвестным тот факт, что Россия Польше и тем более Европе не угрожает, что это не она стоит за переворотом и гражданской войной на Украине, что в Крыму, населенном в огромном большинстве русскими, проведен референдум по вопросу присоединения к Российской Федерации.

Не всем понятно, что о законности такого референдума решает администрация Белого Дома. Не воля крымского сообщества, выраженная на референдуме, не нормы международного права, а политическая воля США. Примеров этой американской воли столько, что их трудно считать случайностью. Наиболее значительно, радикально изменили не только постялтинскую систему в Европе, но также ее безопасность. Таким было нарушение целостности двух немецких государств - конечно искусственных - объединенных без референдума, над международным правом. Объединенных разрушением берлинской стены, принятие за волю двух сообществ самопровозглашенным - во главе с США - так называемым форматом 2+4.

Поэтому российская Дума в ответ на санкции „за Крым” создала специальную комиссию для расследования аннексии ГДР со стороны ФРГ, и вдобавок другую команду - для расчета компенсаций, которые должна России Германия за II мировую войну. Столь же ярким примером американской политической воли было поджигание Югославии и создания не только искусственного государства Косово, но и искусственного косовского народа над международным правом.

А создание на территории этого Косово очередной американской базы в Европе - на этот раз контролирующей Средиземное море - было уже просто очевидным шагом в стратегии глобальной войны. Поэтому, если бы то же самое удалось с Крымом, не было бы никаких санкций для России, потому что американская база на этом полуострове приближалабы победу над ней. Приближала бы также историческую катастрофу Польши как поля боя в войне с Россией.

В логике американской утопии глобальной власти и глобального общества бедные страны не имеют никакого „страхового полиса”. Более того, сытые и циничные общества Европы к западу от Одера хотят сохранить свое благосостояние, поэтому не хотят войны с Россией и не имеют намерения поддерживать в ней Польшу. Особенно сейчас, когда их затопляет волна захватчиков, с которыми появляется призрак воинствующего ислама и враждебной европейцам цивилизации. Польша „теряет возможность, чтобы молчать”.

Так как в этом контексте проамериканское и пронатовское - включая пробандеровскую направленность - наступление Варшавы антиевропейское. Является, кроме того, не только свидетельством отрыва от реальности и периферийности польской политики, но и удивительного цинизма. Так как мобилизует НАТО на наступление, не принимая во внимание только территориальную оборону самой Польши, а также Европы. Поэтому является злоупотреблением ссылка идеологов партии войны на древний принцип si vis pacem, para bellum (хочешь мира, готовься к войне). Управляющая Польшей система хочет войны. Отвергает какой-либо диалог с Россией, которая хочет союза для мира. Не только на почве минского соглашения - в пределах Польши - но также на Ближнем Востоке, где на кону стоит судьба, как этого региона, так и Европы залитой полученными из него беженцами.

Скандал с приездом польской делегации на саммит Евросоюза на Мальте по вопросу о так называемых беженцах - это не просто провал в результате упущения или недостатка знаний о причинах и последствиях миграционного шторма. Это игра на время, поиск алиби, позволяющего - прежде всего президенту Дуде и PiS - сохранить лицо перед их консервативно-правицовым электоратом, который против приема беженцев. Мальтийский саммит требует четко сформулированной позиции по этому вопросу.

Польша должна выбрать и определиться, либо она с Будапештом, который в перемещении переселенцев видит смертельную опасность - прежде всего цивилизационную и политическую - для Европы, либо с Берлином, который принял в этом вопросе позицию США, и принимает иммигрантов с „немецкой поправкой” - чтобы использовать их потенциал для развития экономики. Или на саммите, или независимо от него польский президент и писовское правительство должно высказаться по этому вопросу.

Мутные переводы в избирательной кампании, что мы должны закончить все репатриацией поляков из Украины и Казахстана не являются ответом на самую важную в настоящее время для Европы проблему: что делать дальше с беженцами? К сожалению, нынешнее отсутствие четко сформулированного положения является только подтверждением того, что Польша на окраине Европы. Из собственного выбора, а скорее из выбора правящей в ней политической системы.

Оригинал статьи

Переводчик: Pepela

Обсудить на форуме
Короткая ссылка на новость: http://inoforum.ru/~YhIoe



Комментарии:
(Вы должны быть авторизованы для написания комментариев)