"Инофорум: слушаем мир, отвечаем миру"
©StatisRF
ИноФорум

22 Июля 2015

Подарок Сталина

Подарок Сталина

70 лет после Потсдама

Автор: M.Z.


С 70-й годовщиной Потсдамской конференции Большой тройки (17 июля - 2 августа 1945) наша нынешняя политическая корректность имеет проблемы. Для Польши решения этой конференции имели принципиальное значение, потому что определяли территориальную форму государства, но с авторством этих решений почитателям «проклятых солдат» (участники антисоветского и антикоммунистического вооружённого подполья в 1940-1950-е годы - прим. перев.) трудно смириться. Таких отцов хотелось бы забыть. Также в других отношениях Потсдамская конференция сильно истязает нашу официальную, приторную, морализаторскую и полоноцентрично ориентированную философию истории.


Польский вопрос не был главной темой этой конференции. В центре внимания стояли проблемы послевоенного статуса Германии, окончания войны с Японией, принципы послевоенного порядка в мире. Польские дела оказались в IX главе решений конференции, обсуждать их начали только 24 июля, а решения были приняты в последний день. Тогда окончательно утвердили границу территории Германии переданной польской администрации, де-факто сегодняшнюю западную границу нашего государства. После 70 лет из всех потсдамских решений именно это постановление сохранило самую большую значительность с точки зрения влияния на ход истории. Не только Польши, но и всей Европы. Перемещение Польши около 300 км к западу, ликвидация основ для территориальных споров со своими соседями на востоке, уменьшение территории Германии на 20 процентов с перемещением веса влияния из Пруссии к Вестфалии и Рейнской области - это изменения в масштабе тысячелетия, в категории «длительного времени». Их полезные для Польши, а также для европейского порядка свойства сегодня несомненные, и вряд ли кто их оспаривает.


Но факт остаётся фактом — тогда эти территориальные решения были приняты по инициативе и под давлением советского тирана, Иосифа Сталина. Польша и Европа обязаны этому русифицированному грузину. Это для некоторых печально, но это правда. Обе западные державы приняли в Потсдаме предложения Сталина. Президент США Гарри Трумэн амбивалентно, потому что у него были другие - по его мнению - более важные дела, а глава британского правительства с явной неохотой. Представители только что назначенного Временного правительства национального единства Польской Республики, которые в большом количестве прибыли в Потсдам, добивались этих решений, но у них не было влияния. Западные державы охотно согласились на аннексию польских Восточных кресов в пользу СССР. Границу установленную Рижским договором (завершившим советско-польскую войну 1919-1921 - прим. перев.) они с начала не считали правильной. Если бы в русской революции победили не большевики, а кто-нибудь другой, хотя бы Керенский, они никогда бы её не одобрили. С другой стороны такая радикальная обрезка Германии в пользу Польши в 1945 году казалась им иррациональной и политически опасной. Они уступили в этом вопросе Сталину, а не Польше, потому что они хотели заключить с ним более важные - по их мнению - сделки.


Потсдамские территориальные решения по сегодняшним меркам корректности в международных отношениях являются просто издевательством почти во всём. Были приняты без согласия сторон, в порядке одностороннего диктата победителей. Они сопровождались этническими чистками в масштабе беспрецедентном в Европе. Были лишены мест жительства - занимаемых на протяжении веков - более чем 6 миллионов немцев, столько населения было на этих землях. 3 миллиона успели убежать от наступающей Красной Армии, им не разрешили вернуться, а остальные были насильственно переселёны по решению трёх держав в центральную и западную Германию.


Другие тогдашние корректировки территорий и населения, в том числе между Польшей и Советским Союзом, были проведёны более корректно, по крайней мере была сохранена видимость. Определение новой польско-советской границы было санкционировано летом 1944 года двусторонним соглашением, а обмен населения, формально говоря, был основан на добровольной опции.


Мы не знаем политических расчётов, которые подтолкнули Сталина выбрать гораздо щедрую для Польши версию западной границы, чем предложенная западными союзниками. В ноябре 1943 года на Тегеранской конференции он принимал умеренные предложения Черчилля, но летом 1944 года изменил своё мнение.


Он немало рисковал, прежде всего в течение нескольких десятилетий антагонизацию Германии, подталкивая её в объятия Запада, и что делало бы невозможным традиционный для российско-германских отношений флирт. Возможно, он пришёл к выводу, что после такой войны «игра» с Германией будет для Советского Союза всё равно на долгое время исключена, так что поставил на её долговременное ослабление.


Возможно, что после того, как стало возможно формирование и укрепление в Польше правительства податливого СССР, он пришёл к выводу, что, устанавливая её границы так далеко на запад, он устанавливает одновременно границы своей сферы влияния. Не исключено также, что он рассчитывал, что такое территориальное положение Польши облегчит удержание её в состоянии вассальной зависимости.


Этот последний вариант подтверждает лёгкость, с которой он согласился на только условный характер потсдамских постановлений о границы на Одере и Нейсе. Окончательное решение возложили на будущую мирную конференцию. Хотя в то же время было решено переселить немецкое население, что значило, что решение о границе стало практически необратимым. Тем не менее, над нём был поставлен вопросительный знак.


Владислав Гомулка (генеральный секретарь ЦК Польской рабочей партии в 1943-1948, первый секретарь ЦК Польской объединённой рабочей партии (ПОРП) в 1956-1970 - прим. перев.) был обижен на Сталина за то, что тот в Потсдаме позаботился, чтобы советское территориальное приобретение, район Кенигсберга, был признан окончательно, без отношения к мирной конференции.


В решениях были точно описаны новые границы СССР в этом регионе. А к польской границе он отнёсся по-другому. Гомулка подозревал, что хитрый грузин хотел оставить в своих руках возможность разыгрывать карты границ в отношениях с Германией и Польшей. И, похоже, он не ошибался. В 1946 году в рамках подготовки к соединению в советской оккупационной зоне Коммунистической партии Германии и Социал-демократической партии Германии, а затем созданию Социалистической единой партии Германии, лидеры этих партий внушали в публичных выступлениях, что в случае правильного отношения немецкого народа, Советский Союз будет склонен внести коррективы к решениям о границе в пользу Германии.


Такие публикации не могли появиться без ведома и согласия советских властей. Гомулка тогда предложил дополнить польско-советский договор с апреля 1945 года секретным протоколом, гарантирующим неизменность позиции СССР в вопросе границ. Советская сторона отвергла эти предложения, рассматривая их как выражение недоверия. Тем не менее, после смерти Сталина, Берия в 1953 году, а позже Хрущёв в 1964 зондировали в ФРГ шансы нейтрализации Германии в обмен на пограничные корректировки.


Это привело Гомулку к напряжению усилий, чтобы, независимо от Советского Союза, заключить двусторонний польско-немецкий договор о границе по Одеру и Нейсе. Эту цель он достиг за 2 недели до своего падения в декабре 1970 года.


Сегодняшние школьные учебники напрасно пытаются скрыть, что именно коммунякам правящим в Польской Народной Республике удалось не только организовать освоение так называемых «Возвращённых земель», но также эффективно защищать дипломатично их польскую принадлежность и подтвердить это в договорах с двумя немецкими государствами - с ГДР в 1950 году, и с ФРГ в 1970 году. Визит Вилли Брандта в Варшаву опередил на 20 лет встречу Тадеуша Мазовецкого (первый послекоммунистический премьер-министр Польши 1989-1991 годов - прим. перев.) и Гельмута Коля в Кшижова (деревня в Нижней Силезии - прим. перев.) и договор о границе с объединённой Германией в ноябре 1990-го.


Потсдамская конференция была также явной демонстрацией - впрочем бесспорной, но, чаще всего скрываемой - гегемонии великих держав в международных отношениях. Впервые с момента монгольских вторжений в тринадцатом веке большая война в Европе закончилась без мирного договора, заключённого между победителями и побеждённым противником. Такие договоры были подписаны в 1947 году с европейскими союзниками нацистской Германии, с Японией в 1951 году.

По поводу Германии крупные державы предпочитали решать без договора, в своём кругу, в одностороннем порядке, даже без обсуждения с десятками своих союзников в этой войне. Такое положение дел продолжалось до 1990 года. Только ввиду приближающегося воссоединения Германии было принято решение организовать суррогат мирной конференции. Но и тогда была сохранена имперская формула.

Договор «Окончательное урегулирование в отношении Германии» был выторгован летом 1990 г. в Бонне и Париже, а в Москве его подписали четыре оккупационные державы и два немецких государства (конференция 2 + 4). В преамбуле было гарантировано уважение объединенной Германии к ранее заключённым «соглашениям и решениям четырёх держав во время войны и в послевоенный период». Таким образом, и к Потсдамским соглашениям.

Перевод из печатного издания.
Источник: http://nie.com.pl/
Перевод: Aleksander Ludwik

Короткая ссылка на новость: https://inoforum.ru/~HVmhC



Комментарии:
(Вы должны быть авторизованы для написания комментариев)