"Инофорум: слушаем мир, отвечаем миру"
©StatisRF
ИноФорум

1 Мая 2016

Памятниковая война


Богдан Пентка

Памятниковая война

24 апреля 2016 | Публицистика

В конце марта текущего года Институт Национальной Памяти обострил так называемую памятниковую войну с Россией, которая началась в сентябре 2015 года после демонтажа памятника генералу Ивану Черняховскому в Пененжно.
 


Первым в новом обострении этой войны " выступил д-р Кароль Навроцкий – глава Отдела Общественного Образования ИНП в Гданьске, который обратился к властям Гданьска с призывом не отдавать дань уважения советским солдатам, погибшим во время боев за освобождение города в 1945 году. По мнению Навроцкого солдаты „вооруженным путем принесли Польше 45 лет коммунистического рабства”[1]. Такой мелочи как возвращение Польши к Балтийскому морю, Одеру и Нейсе деликатно не заметил. Потом председатель ИНП Лукаш Каминский пообещал удалить более 500 памятников солдатам Красной Армии, которые погибли в боях с немцами на польских землях в 1944-1945 годах. Свою позицию он обосновал необходимостью удаления из общественного пространства в Польше символов „коммунистического порабощения” и „советского господства” и завершить, таким образом, политические преобразования начала 90-х годов. XX века[2]. Пока Сейм не примет соответствующего закона – основанного на законе декоммунизации названий улиц[3] – председатель ИНП будет призвать местные органы власти к самостоятельному удалению „советских памятников”.

Этот случай сразу же вызвала решительный протест России, власти которой обратились к ЮНЕСКО о блокировке действий предложенных ИНП. Министр Лавров предупредил, что „борьба с советскими памятниками в Польше может надолго перечеркнуть шансы на нормализацию польско-российских отношений”[4]. А в интервью для портала onet.pl посол Сергей Андреев прокомментировал ситуацию следующим образом: „Быть русофобом в Польше очень выгодно. Так было и во времена предыдущих правительств. Проблемы есть у людей, которые ищут с Россией договоренности и призывают к диалогу. Их немедленно называют „агентами Кремля” и „полезными идиотами”. Наши отношения находятся в очень плохом состоянии, и я не вижу в настоящее время шансов на их улучшение. Каждый жест доброй воли Кремля встречается в Польше с неприязнью. И если кто-то думал, что удаление советских памятников ударит по России, то он ошибался. Это решение подрывает престиж Польши на международной арене. Впрочем, сами поляки, в чем я уверен, хотят, чтобы памятники остались (...). Нужно понять, что для нас этот вопрос не менее чувствителен, чем Катынь для поляков. Мы видим, какие чувства вызывает у поляков судьба предков, которые погибли в ужасных условиях. Тем труднее понять, почему поляки не могут увидеть, как важна и чувствительна для нас тема советских памятников ”[5].

Председатель ИНП утверждает, в частности, что эти памятники, так называемые „памятники благодарности” массово устанавливаемые в ПНР, не символизируют освобождение, но „коммунистическое рабство”. Поэтому он предлагает перенести их – по примеру других демонтированных памятников того периода – в специальный музей. Это может быть музей в Красном Боре около Ломжи. Позицию ИНП, которая также является позицией правящей партии, поддержала также ГП – конфликтующая почти на всех полях с ПиС. Этот конфликт не касается, однако, доктрины Гедройца, которая в текущей политике выражается в русофобии и некритической поддержке Украины. Сенатор ГП Лукаш Абгарович, ссылаясь на предложения ИНП, заявил, что „следует ликвидировать эти памятники. Историческая правда очевидна – нечего нам чтить. Речь идет о депортации людей в Сибирь, о том, как Советы обращались с поляками в межвоенный период и о том, что происходило в Польше после войны”[6].

И следовательно, ликвидация памятников посвященных фронтовым солдатам Красной Армии должна быть местью за политику Сталина, польскую операцию НКВД с 1937 года и более поздние преступления сталинского режима против Поляков.

Сотрудники ИНП ошибаются, утверждая, что так называемые „памятники благодарности” подчеркивали только и исключительно политическую подчиненность ПНР по отношению к СССР. К таким памятникам не относится, например, обелиск, находящийся в Освенциме, недалеко от бывшего лагеря Аушвиц I. Этот обелиск стоит рядом с так называемым кладбищем на улице Узников Освенцима, на котором похоронены около 700 заключенных, умерших и убитых в последние дни существования лагеря. Надпись на обелиске гласит: „Воинам Советской Армии – освободителям, 1945”. Этот памятник, следовательно, не является выражением преклонения ПНР перед СССР, но увековечивает конкретное историческое событие – освобождение Аушвица 27 января 1945 года 100 стрелковой дивизией Красной Армии, что стоило жизни 231 солдату этой дивизии, в том числе 66 погибших во время боев в зоне лагеря. Как известно, этот факт отрицает бывший министр иностранных дел, который по случаю 70-летия освобождения концлагеря Аушвиц объявил всему миру, что это совершили украинцы[7]. Наверное те, из УПА. Спровоцированные Гжегошем Схетиной российские историки установили, что 60%. солдат 100-й львовской дивизии, входящей в состав 60-й Армии 1-го Украинского фронта, составляли русские. Эта дивизия была сформирована в марте 1942 года в Вологде в северной России из призывников, поступающих из Архангельской, Вологодской, Воронежской области и республики Коми (позже пришли новобранцы, в частности, с Украины). Входила по очередности в состав Фронтов Воронежского и 1-го Украинского. Название „Львовская” получила за участие в Лвовско-Сандомирской операции (13 июля – 29 августа 1944 года). Ее командир – генерал-майор Федор Михайлович Красавин (1896-1948) – родом из Казани. До того, как в январе 1944 года стал командиром 100-й дивизии, был жертвой сталинских репрессий – направленных против офицерского корпуса Красной Армии – и в период 1938-1942 находился в заключении (реабилитирован посмертно, только в 1968 году)[8].

Факт освобождения концлагеря Аушвиц Красной Армией признается всем миром. Попытка оспорить этот факт министром Схетиной вызвала изумление на Западе[9]. Скорее всего, такое изумление вызовет демонтаж обелиска увекавечивающего освобождение концлагеря Аушвиц советскими солдатами. А что с памятниками, находящимися на братских могилах? ИНП отвергая критику, утверждает, что только хочет демонтировать памятники, а кладбища советских солдат (часто находящиеся в плачевном состоянии) милостиво оставляет в покое. Между тем, демонтаж памятников, входящих в состав братских могил, будет фактически означать ликвидацию этих мест захоронения. Такой памятник есть, в частности, в Хшанове. Его установили его на братской могиле 1358 солдат 59-й и 60-й Армии, а также 4-го Танкового Корпуса 1-го Украинского фронта, из которых известно только 256 фамилий. Кстати, в этой могиле похоронены также 7 поляков – гражданских жителей Хшанова, которые погибли во время боев за город 24 января 1945 года.

Подобный памятник является частью советского военного кладбища в Олькуше, на котором лежат 1113 солдат (206 идентифицированных) и который был красиво отреставрирован местным муниципалитетом[10].

Нельзя также не отметить, что атмосфера, которую создают ИНП и ПиС вокруг памятников советским солдатам и истории польско-советских отношений выливается в акты вандализма, которые регулярно имеют место на советских военных кладбищах в годовщины 9 мая и 17 сентября. До такого акта вандализма дошло, в частности, в мае 2014 года на упомянутом памятнике-могиле в Хшанове[11].

Уже в самом начале инициатива, с которой ИНП выступил против советских памятников, столкнулась с трудностями. Не секрет, что немалая часть общества не разделяет точку зрения ИНП на новейшую историю, но, наверное, никто не ожидал, что в качестве первое сопротивление окажет Жешув – столица подкарпатского воеводства, или избирательная крепость ПиС. Власти Жешува отказались поддержать инициативу Европейского Центра Преследования Коммунистических и Фашистских Преступников (организация управляемая Корнелием Моравецким и Владимиром Буковским) по вопросу демонтажа „советского памятника” в этом городе. Пресс-секретарь главы городского самоуправления Жешува Мачей Хлодницкий прокомментировал это следующим образом: „Тем, что демонтируем памятник, мы не изменим историю. Кто освободил Жешув? Красная Армия. Это исторический факт. Конечно, то, что произошло позже, это уже другое дело. Факт остается фактом. Красная армия нас освободила. Погибли миллионы молодых людей, которые совершенно не интересовались политикой”[12].

Иначе на это дело смотрит Влодзимеж Новак – активист ПиС, а также директор подкарпатского отделения Европейского Центра Преследования Коммунистических и Фашистских Преступников. По его мнению, „советский памятник” оскверняет не только память о жертвах коммунистических преступлений, но и бывшее еврейское кладбище, на месте которого стоит. „Насмешкой над историей и польским народом есть нахождениеэтого памятника в Жешуве. Большевики освободили Жешув 2 августа 1944 года и до 19 января 1945 года размещались в нашем городе. Всем известно, что они убивали тысячи польских патриотов. Площадь Жертв Гетто является старейшим в Жешуве еврейским кладбищем разоренным фашистами и коммунистами. Нахождение памятника оскверняет это святое место” – написал Новак в письме городскому совету[13].

Не подлежит сомнению, что благодаря точки зрения председателя ИНП полную поддержку находит позиция, которую представляет Влодзимеж Новак, а не магистрат Жешува. Подогреваемая ИНП и ПиС памятниковая война с Россией имеет два аспекта – исторический и политический.

В историческом аспекте мы имеем дело с форсированием крайне догматичной позиции, которая игнорирует значение некоторых исторических фактов и исключает возможность компромисса. Историческая политика ИНП не в первый раз стремится навязать польскому обществу одностороннюю оценку событий, которые имели место в период 1944-1989. Нужно, прежде всего, задать вопрос, символизируют ли памятники Красной Армии „советское рабство” Польши?

Это памятники, увековечивающие фронтовых советских солдат. Эти солдаты не несли ответственности ни за политику Сталина по отношению к Польше, ни за действия, которые в тылу фронта проводили НКВД и Смерш. Очевидно, что они не могли принести полякам такой свободы, которую имеют в виду офицеры ИНП, потому что сами этой свободы в своей родине не имели. Мало того – сами были подвержены репрессиям сталинского террористического аппарата. Многие из них были либо жертвами сталинских репрессий, как упомянутый генерал Федор М. Красавин, либо это произошло с ними во время боев на территории Польши, как например капитан Александр Солженицын, который во время боев под Эльблонгом в феврале 1945 г. был арестован Смершем, а затем осужден за „антисоветскую агитацию” на 8 лет лагерей.

Эти солдаты принесли, то, что польский лагерь русофобии и антикоммунизма не хочет видеть. Освобождение Польши из-под немецкой оккупации. Оккупации, которая, в свете того, что мы знаем хотя бы о Generalplan Ost – представляла собой смертельную угрозу для биологического существования польского народа. То, что ИНП называет „коммунистическим порабощением” такой опасности не представляло. Немецкая оккупация и послевоенная реальность Польши на самом деле ни в коей мере несопоставимы.

Это были солдаты антигитлеровской коалиции, к которой с 1 сентября 1939 года также принадлежала Польша. Так следует рассматривать как солдат Красной Армии, так и Войска Польского сформированного в СССР, о котором один из историков, связанных с нынешней властью сказал, что якобы не принадлежит к истории и традиции польского оружия[14].

Правда в том, что на одной чаше весов у нас есть освобождение польских земель, из-под немецкой оккупации Красной Армией, а на другой арест АК-овцев и их депортация на Восток, а также политическое подчинение Сталину властей созданных в Польше в 1944 году. Однако национальная память должна сохранить оба эти счета, потому что одно другого не исключает и не отменяет.

Чем-то действительно непонятным является то, что в Польше не могут стоять памятники Красной Армии, а могут памятники Вермахту с обеих мировых войн и памятники УПА. Также могут находиться в Польше военные кладбища Вермахта и императорско-королевской армии Австро-Венгрии, а ведь это были оккупационные войска.

В политическом измерении памятниковая война – сродни смоленской истерии, безусловной поддержки постмайданной Украины и попытки размещения над Вислой войск НАТО – является очередным полем обострения отношений с Россией нынешней правящей партией, а шире лагерем польской русофобии, украино - и американофильства. Я полагаю, что много людей из этого лагеря прекрасно понимают, что памятниковая война бьет в самое чувствительное место не только России как государства, но и российского народа. Участие СССР во второй мировой войне на стороне антигитлеровской коалиции называют в России – а раньше оно так называлось в СССР – Великой Отечественной войной. Это одна из ключевых основ российского национального самосознания. Для обычного россиянина Великая Отечественная война является величайшей святыней. Потому что нет в России и других странах бывшего СССР семьи, которая на этой войне не потеряла бы кого-то близкого. Существуют различные оценки советских потерь во время второй мировой войны. Они варьируются от 20 до 27 миллионов жертв, в том числе 500-600 тысяч красноармейцев погибших на польских землях. Это страшные цифры. Только их достаточно, чтобы понять, почему для российского народа „советские” памятники и кладбища в Польше так сильно важны.

Для инициаторов памятниковой войны не идет речь – как, например, в случае Украины – о том, чтобы ударить по „режиму Путина”. В этом случае речь идет о вырывании между народами, польским и российским рва, который невозможно будет засыпать. Речь идет о том, чтобы среднестатистический россиянин отворачивался при виде поляка. То есть цель политическая. Лагерь польской русофобии ведет себя так, как будто не принимает во внимание то, что Россия и российский народ остаются великим соседом Польши, что для поддержания минимума нормальности во взаимоотношениях, необходимо уважение в некоторых пунктах различной исторической памяти и символики обоих народов.

Обращаясь к нынешней ситуации посол Андреев, снова повторил, что Россия готова к „нормальным, прагматичным, взаимовыгодным отношениям с Польшей без предварительных условий на основе взаимного уважения и честного уважения взаимных интересов. Что касается истории – очевидно, что у нас разные взгляды, потому что мы смотрим с разных сторон. Ради наших отношений, следует оставить ее в покое – за пределами политических дел и избегать по отношению к себе действий и высказываний, которые вызывают негативные эмоции и приводят нас к точке, с которой сложно развивать нормальные отношения между нашими странами. Это ненормально и неправильно, когда наша общая история трактуется таким образом, что кажется, что ничего хорошего в ней не было”[15].

К сожалению, нынешняя правящая партия сделала из истории ключевое оружие в политической борьбе с Россией, а дальнейшее ухудшение польско-российских отношений, признала польским правом состояния. Вероятно, не случайно, что обострение памятниковой войны польской стороной произошло в период интенсивной подготовки к июльскому саммиту НАТО в Варшаве. Нельзя исключить, что это попытка утвердиться в глазах американского союзника в ситуации, когда в результате продолжающегося политического конфликта в Польше котировки правительства ПиС резко упали как в Вашингтоне, так и в Брюсселе.

Нынешнее правительство связывает с указанным саммитом НАТО надежды на привлечении в Польшу войск НАТО (американских). В связи с этим я не могу избавиться от ощущения, что памятниковой войной с Россией лагерь польской русофобии по-своему выражает печаль, что Польша была освобождена в 1944 и 1945 году „дикарями с Востока”, а не дружескими американскими войсками. Они, наверное, действительно верят в то, что снося „советские памятники” и, приглашая американские войска, поправят 70 летнюю историю, которая сложилась не так как, по их мнению, должна. Никому, конечно, в этом „патриотическом” кругу не приходит мысль, что если бы Польша действительно была более 70 лет назад освобождена американскими войсками, это была бы Польша без Восточных Кресов. И, кроме того, без Западных Земель.

Богдан Пентка

На фото: Генерал-майор Федор Михайлович Красавин (1896-1948) – командир 100 львовской стрелковой дивизии, которая освободила Аушвиц, жертва сталинских репрессий, россиянин. Fot www.tatveteran.ru

[1] ИНП призывает не нести цветы советским солдатам в Гданьске, www.trybuna.eu, 30.03.2016.

[2] К. Шевчук, Президент ИНП: советские памятники исчезнут из польских городов, www.wiadomosci.onet.pl, 30.03.2016.

[3] Сейм принял закон о декоммунизации. Никто не проголосовал против. Будут изменены названия улиц, www.wiadomosci.gazeta.pl, 1.04.2016.

[4] МИД России остро о демонтаже памятников. „Не оставим это без реакции”, www.polskieradio.pl, 31.03.2016; Буря вокруг планов ликвидации советских памятников. „Это не останется без реакции”, www.tvp.info, 31.03.2016.

[5] К. Шевчук, Посол Сергей Андреев: быть русофобом в Польше очень выгодно (интервью), www.wiadomosci.onet.pl, 14.04.2016.

[6] Советские символы должны уйти в прошлое?, www.polskieradio.pl, 11.04.2016.

[7] Гжегож Схетина говорит об освобождении Освенцима украинцами. Российские СМИ: это провокация, www.polskieradio.pl, 22.01.2015.

[8] Е. Панов, Казанский генерал – освободитель Освенцима, www.tatveteran.ru, 2.12.2015; Е. Панов, Нашли могилу генерал-майора Федора Михаиловича Красавина, который освобождал Освенцим – немецкое название Аушвиц, www.tatfrontu.ru, 3.12.2015.

[9] T. Dudek, Politischer Missbrauch von Auschwitz, www.heise.de, 26.01.2015.

[10] А. Цира, Память о погибших советских солдатах в Олькуше, авторский блог „Опытным Взглядом Историка”, www.cyra.wblogu.pl, 7.11.2014.

[11] Хшанув. Кто разрушил памятник советским солдатам в Костельце?, www.przelom.pl (портал еженедельника земли хшановской „Перелом”), 8.05.2014.

[12] Жешувские власти против демонтажа советских памятников, www.pl.sputniknews.com, 19.04.2016.

[13] М. Кобялка, Жешув: снос памятников Революционные Действия и Благодарности Красной Армии?, www.wiadomosci.onet.pl, 18.04.2016.

[14] Б. Махалица, Ценцкевич: солдаты I и II армии войска польского, не являются частью польского оружия, www.trybuna.eu, 10.03.2016.

[15] К. Шевчук, Посол Сергей Андреев: быть русофобом в Польше очень выгодно...

Оригинал статьи: http://www.konserwatyzm.pl/artykul/13642/wojna-pomnikowa
Переводчик: Pepela
Обсудить на форуме: http://www.inoforum.ru/forum/messages/forum8/topic507/message62874/?result=new#message62874
Короткая ссылка на новость: http://inoforum.ru/~UnMSd



Комментарии:
(Вы должны быть авторизованы для написания комментариев)