"Инофорум: слушаем мир, отвечаем миру"
©StatisRF
ИноФорум

4 Августа 2017

Коль и распад Югославии

Богдан Пиетка

Коль и распад Югославии

Умершего 16 июня 2017 года Гельмута Коля изображают в средствах массовой информации в основном, как «отца объединения Германии» и одного из основателей Европейского Союза. Реже говорится о том, что он признал западную границу Польши только под давлением США. И почти вообще не упоминается, что его второй большой политической игрой — кроме воссоединения Германии — было инициирование распада Югославии. Хотя ответственность Коля за доведение до кровавого распада Югославии опроверг после его смерти бывший политик ХДС Вилли Виммер.

Единственным польским автором, который подробно затронул эту тему был политолог, профессор Марек Вальденберг. Обсуждая роль немецкой политики в инициировании разрушения Югославии он опирался на сообщения западных политиков и журналистов.

По мнению профессора Вальденберга в 1990-1991 годах наибольшее влияние на судьбу Югославии оказывали основные страны Европейского сообщества: Германия, Франция и Великобритания. СССР, накануне падения, был тогда занят своими проблемами, а США ведущую роль в югославской драме начали играть позже. В этот период «решительные действия в первую очередь для поддержки словенского и хорватского сепаратизма, и, следовательно, разрушения Югославии, вели Австрия и Германия, причём последняя, конечно же, играла ключевую роль».

Действия ФРГ в пользу разрушения Югославии начались ещё до 1990 года. Андреас Цумах, немецкий журналист, занимающийся международной политикой, в статье опубликованной в 1995 году утверждал, что разведка ФРГ (BND) уже в 80-е годы XX века действовала в пользу обострения конфликтов между Загребом и Белградом. Кроме того, в это время должно было поступать из ФРГ в Хорватию значительное количество вооружения. Неясно только, происходило ли это с согласия немецкого правительства. А Эрих Шмидт-Еебоом в политической биографии немецкого министра иностранных дел Клауса Кинкеля писал, что уже в конце 70-х годов BND установила сотрудничество с хорватскими сторонниками сецессии. Немецкая разведка тогда начала формировать балканскую политику.

В 1990-1991 гг. особое рвение в выдвижении сепаратизма Словении и Хорватии проявляли министр иностранных дел Австрии Алоиз Мок из Австрийской Народной Партии (ÖVP) и лидер этой партии Эрхард Бузек. Они настоятельно призывали словенских и хорватских сепаратистов к объявлению сецессии и противодействовали на форуме ОБСЕ попыткам сохранить единство Югославии. Мок привёл к тому, что Австрия, первая признала сецессию Словении и Хорватии. Ему приписывают также то, что он повлиял на позицию в отношении к сецессии своего немецкого друга Хельмута Коля.

Словенский и хорватский сепаратизм нашёл также сильную поддержку в австрийских и немецких СМИ. Сопровождал её чёткий антисербизм, который вскоре стал повествованием большинства западных СМИ, в том числе польских. Австрийский еженедельник «Профиль» прокомментировал 22 июля 1991 года эту антисербскую кампанию, как очень запоздалый реванш Австрии и Германии за Первую мировую войну.

Австро-германской политике по отношению к Югославии сначала пыталась сопротивляться Франция. Её президент – Франсуа Миттеран – часто повторял в то время «я люблю сербов», но в конечном итоге вынужден был уступить, чтобы избежать открытого франко-немецкого конфликта в преддверии конференции в Маастрихте, которая должна была принять решение о создании Европейского Союза. Уже 19 ноября 1990 года председатель Президиума Югославии Борисав Йович услышал от Миттерана, что Франция не поддерживает сепаратизм Словении и Хорватии, но мало что может сделать. К схватке между Миттеранем и Колем в вопросе признания сецессии этих двух республик дошло 23 июня 1991 года на заседании Европейского Совета. Ещё 15 ноября 1991 года Миттеран просил Коля в Берлине, чтобы он не признавал независимости Хорватии. Услышал, однако, от канцлера Германии, что он должен это сделать, потому что на него давят в этом вопросе: его партия ХДС/ХСС, либералы из СвДП, католическая церковь, СМИ и 500 тысяч хорватов, живущих в Германии.

За навязывание Европейскому Сообществу решения поспешного признания Словении и Хорватии отвечает прежде всего Гельмут Коль. Неоднократно повторяемое им и министром иностранных дел ФРГ Гансом-Дитрихом Геншером в переговорах с зарубежными партнёрами, в частности с Миттеранем, заявление, что они не могут противостоять оказываемому на них в Германии давлению, было скорее весьма удобной уловкой.

То, что на тогдашнем правительстве ФРГ лежит особенно большая ответственность за трагедию народов Югославии, позже признали разные западные политики, хорошо сориентированные в деле. Это были: государственные секретари США Джеймс Бейкер и Уоррен Кристофер, министр иностранных дел Франции Ролан Дюма, посланник генерального секретаря ООН Сайрус Вэнс, британский политик Дэвид Оуэн и американский дипломат Ричард Холбрук.

По их сообщениям, Коль и Геншер в течение многих месяцев давили на ЕС и США, чтобы те признали Хорватию. Белый Дом предостерегал их, что признание независимости Хорватии вызовет цепную реакцию, в конце которой будет кровавая война в Боснии и Герцеговине – являющейся «Югославией в миниатюре». И так, к сожалению, случилось. Коль и Геншер были, однако, неуступчивы и своей Holzhammermethode (метод деревянного молотка) буквально принудили Европейское Сообщество признать сецессию Хорватии.

Трагедия народов Югославии была следствием не только того, что государство было разбито. Большой размер югославской драмы был результатом того, как произошло это крушение, то есть форсированного через ФРГ с лета 1991 года спешного признания Западом сецессии Словении и Хорватии.

Иногда встречается ошибочное мнение, что Коль и Геншер не предвидели последствий распада Югославии, и особенно трагических последствий для Боснии и Герцеговины. Предупреждал их об этом, в частности, лидер боснийских мусульман Алия Изетбегович (первый президент Боснии и Герцеговины). Во время своего визита в Германию в ноябре 1991 года он сказал, и Колю и Геншеру, что «признание Хорватии означает войну в Боснии. Не может быть по-другому. Признавайте Словению, если так хотите, но не признавайте Хорватию». Потому что Словения — в отличие от Хорватии и Боснии — не имеет этнических проблем.

Каковы были причины австрийской и немецкой политики, ведущей в результате к разрушению Югославии? Влияние на такую, а не иную позицию Австрии, и особенно Германии, имело целый ряд факторов. Наиболее важными из них были:

• Геополитическая концепция экономической и политической зависимости от Германии всей Центральной и Восточной Европы, включая Балканы, это присутствует в немецкой политической мысли от Первой мировой войны (так называемый план Mitteleuropa.). По нескольким причинам, возможность сделать зависимой всю Югославию в 1990 году было не достаточно вероятным, в то время как сделать это с независимой Хорватией и Словенией, казалось, не представляло никаких трудностей. Экономическое влияние Германии и Австрии в югославских республиках было значительное, и многие немецкие компании, в том числе такие крупные, как Siemens, сделали там значительные инвестиции.

• Неоднократно предлагаемая в западной литературе преемственность между югославской и антисербской политикой ФРГ и политикой Австро-Венгрии и Германии со второй половины XIX века.

• Неконтролируемый взрыв долго заглушаемых амбиций Берлина, играть самостоятельную и важную роль в международной политике, показать, что объединённая Германия не являются – как их иногда называли – «экономическим гигантом, но политическим карликом».

• Застарелые, широко распространённые в Австрии и Германии, особенно сильные в результате обеих мировых войн, чувство обиды к Сербам и Югославии, и кардинально различный подход к Хорватии, которая была частью Австро-Венгрии, а во время второй мировой войны спутником Германии.

• Влияние Ватикана, в котором работало мощное хорватское лобби. Давление на правительство ФРГ в вопросе признания сецессии Хорватии и Словении оказывала также баварская католическая партия ХСС.

• Давление многочисленной в ФРГ хорватской диаспоры, состоящей, в том числе, из политических кругов об усташском прошлом.

Кроме того, что немецкая политика сыграла роковую роль в инициировании разрушения Югославии, она также способствовала отрыву Косово от Сербии. С весны 1998 года наибольшее влияние на развитие событий в Косово, кроме США, оказывала Германия. До 1998 года в большей степени, чем любое другое государство они закулисно влияли на ход событий в Косово и поддерживали албанский сепаратизм. Существует даже подозрение, что правительство Коля стремилось к военной расправе с Югославией, которая в конечном итоге имела место во время интервенции НАТО в 1999 году (операция Allied Force, 24 марта - 20 июня 1999).

По мнению профессора Вальденберга политика Хельмута Коля в отношении к Югославии после 1990 года направлялась «последовательно в первую очередь к расчленению страны, созданию на её территории малых государств и политической и экономической зависимости от Германии. Эта идея была бы важной частью более широкого проекта — получение гегемонии в Центральной и Юго-Восточной Европе, обеспечивающей доминирующее положение в Европейском Союзе и во всей Европе, за исключением России».

Статья опубликованная первоначально в общественно-политическим еженедельнике "Przegląd".

Оригинал статьи: https://bohdanpietka.wordpress.com/2017/07/19/kohl-a-rozbicie-jugoslawii/
Переводчик: Aleksander Ludwik
Редактор: Alika
Обсудить на форуме:http://inoforum.ru/forum/messages/forum8/topic883/message96105/?result=new#message96105

Короткая ссылка на новость: https://inoforum.ru/~ERfd7



Комментарии:
(Вы должны быть авторизованы для написания комментариев)